начало Создатель Флэши "Записки Флэшмена" Портрет "героя" "Флэшипедия" Флэшмен-клаб

"Флэшипедия"
 

Флэшизмы

Острые, подчас нелицеприятные высказывания Флэшмена, являются подчас прекрасной характеристикой ситуации, людям, а то и целым народам.

Подробнее на странице >>>>

Встречи на перекрестках судьбы

Во время своих приключений Флэшмен встречался едва ли не со всеми выдающимися деятелями не только Европы, но и всего мира.

Читать далее >>

 

Карта странствий

На этой карте представлены те места, где побывал Флэшмен за время своих приключений

Смотреть здесь >>

 

Галерея Флэши

Флэшмен в кино и живописи

<страница в разработке>

 

 

 


          

"Флэшизмы": школа жизни по Гарри Флэшмену


Острые, подчас нелицеприятные высказывания Флэшмена, являются подчас прекрасной характеристикой ситуации, людям, а то и целым народам. Многие из "флэшизмов" вполне достойны войти в золотой фонд афоризмов и крылатых выражений.

"Флэшмен"

Я достаточно долго прожил на свете, чтобы усвоить истину: нет такой глупости, какой не смог бы совершить мужчина, когда на кону большие деньги или женщина.

Шотландия и шотландцы мне не понравились: местность я нашел сырой, а людей – грубыми. Они наделены превосходными качествами, жутко утомляющими меня: бережливостью, прилежанием и постнолицым благочестием, а девушки их по большей части милые, но могучие создания, весьма, без сомнения, привлекательные в постели для тех, кто является любителем такого сорта женщин.

За годы своей не слишком честной жизни я заметил, что подлец, излагающий свой коварный план, больше старается убедить себя, чем слушателей.

Есть нечто приятное в катастрофе, которая не затронула тебя, и всякий, кто попробует это отрицать – лжец.

Какая разница как ты умрешь – как англичанин или как эскимос?

Сиди в тенечке – не обгоришь на солнышке – вот принцип, которым я руководствовался всю свою жизнь, и он работает, если знаешь, как его применять.

Если у вас ум направлен на дурное – как, скажем, у меня – то в плохое поверить вам будет легче, чем в хорошее.

Вам наверняка приходилось замечать, что если у человека сложилась репутация – все равно плохая или хорошая – люди всегда найдут, чем подтвердить ее.

«Ну и ну, – подумал я, – если вот так мы и выиграли битву при Ватерлоо, то слава Богу, что французы не догадываются об этом, иначе тут же напали бы на нас снова.

"Флэш по-королевски"

Как большинству трусов, мне присуще некое неосознанное преклонение перед истинно отважными людьми, при всем их идиотизме; и я способен получать академическое наслаждение при виде настоящего искусства, если оно не направлено против меня, конечно.

Как это ужасно – иметь идеалы и совесть, не говоря уж о профессиональной гордости.

Полагаю, можно найти преступления, в которых он не был замешан, но исключительно по причине того, что ему не представилось возможности в них поучаствовать.

Иногда мне приходит в голову мысль: а был ли не свете человек, который чаще попадал в заточение, нежели я? Со мной это происходило по жизни, и с завидным постоянством. Наверное, пора подать заявку с претензией на рекорд? Впрочем, стоит это сделать, как найдется какой‑нибудь американец, который тут же его побьет.

Не стану скрывать: в моем представлении лучшим театром является мюзик‑холл – полуголые девицы и низкопробные комедии – вот мой стиль, а все эти ваши драмы и оперы наводят на меня смертную тоску. Так что «Севильского цирюльника» я нашел совершенно невыносимым: жирные итальянцы орут во все горло, а ни слова не понятно.

От французов меня воротит с души, и причем давно. Уж на что я выродок, так они еще хуже. И не только в физическом смысле – у них мозги извращенные. У многих иностранцев изо рта воняет чесноком, у лягушатников же им несет даже от мыслей.

Вот немцы совсем другие. Не будь я англичанином, я хотел бы быть немцем. Они говорят что думают, а это редкость, и все у них в образцовом порядке. Каждый немец знает свое место и не рыпается, и пресмыкается перед тем, кто выше его, из‑за чего эта страна очень хороша для джентльменов и хамов.

Вся страна прекрасно дисциплинирована и организована, прибавьте к этому покорность населения – и вы получите лучших в мире солдат и рабочих. Что мой приятель Бисмарк и доказал. В основе этих качеств лежит, разумеется, глупость, ибо умного человека не очень‑то заставишь воевать или работать.

насколько мне известно, ни одна революция не принесла ни на грош пользы простому люду – он все так же корячится на работе и пухнет с голоду как всегда. Единственная радость от волнений состоит, наверное, в том, что появляется возможность немного понасиловать и пограбить – но английские низшие слои не очень склонны заниматься такими вещами у себя дома, поскольку люди они большей частью женатые и обремененные собственностью.

В следующий раз, как услышите о тяготах жизни монархов, вспоминайте мои слова: быть королевской особой чертовски приятно. Я сам был, я знаю.

Флэш без козырей

В конце концов политика – презренный жребий, а вы согласитесь, что я обладаю полным набором свойств характера, так необходимых в политической жизни. Где нужно, я смогу промолчать, а при необходимости – солгу, не сморгнув глазом, предам, дружески похлопывая по плечу и ускользну от опасности задолго до того, как удар будет нанесен.

Именно тогда я и увидел среди толпы этих мелких лавочников и самого Гладстона – из носа у него текло, но тем не менее он готовился дорого продать свою жизнь, защищая конституционную свободу и свои капиталы.

Я уже говорил, нет ничего лучше, чем уцелеть в переделке, в которой погибли твои товарищи, а наши потери были тяжелы.

Исходя из моего опыта, наилучшей позицией, которую только можно занять в морском бою, был какой‑нибудь уютный уголок за крепкой дубовой балкой, расположенный как можно глубже в трюме, по дальнему от неприятеля борту.

Мне не очень нравятся американцы. Они слишком явно демонстрируют свое презрение к англичанам и утверждают, что ничем не уступают нам, но, как я обнаружил, в глубине души с подобострастием относятся к аристократии, так что если вести себя хладнокровно и не слишком высокомерно, то можно произвести на них сильное впечатление.

Вы, должно быть, замечали, что доведись вам лишь однажды преодолеть недоверие со стороны человека, как он начинает верить в самые невероятные ваши выдумки?

Вашингтон – странное местечко… летом тут можно изойти потом не хуже чем в Калькутте или Мадрасе, и при этом люди одеваются так, будто находятся в Нью‑Йорке или Лондоне. В здешнем воздухе постоянно витала лихорадка, и я всегда удивлялся, почему только Джордж Вашингтон вообще выбрал это место?

Молодым людям нелишне будет запомнить, что весь секрет благородного искусства выживания одиночки состоит в том, чтобы точно знать, когда именно стоит бросаться наутек.

 

Гостевая книга сайтаЭлектронная почта | Полезные ссылки